+38 (095) 886-12-02

+38 (067) 190-78-85 

+38 (063) 480-22-07

Главная >> Впечатления >> Интенсивные впечатления. Inari / 2009
Интенсивные впечатления. Inari / 2009


“Не стреляйте в тапера – он играет, как может!” (c)


Пожалуй, начну издалека. Когда Вика сообщила группе, что собирается сделать интенсив с выездом за город, с убойными зарядками по утрам и романтичными милонгами по вечерам, то большинством поддержали эту достойную идею. Даже стали обсуждать куда же лучше поехать, в Фигуровку, или в Севастополь. Севастополь выходил живописнее – море, пляж и все такое, а Фигуровка – экономнее. Можно было сэкономить на спортивно-ориентированных зайцах и они бы сильно не расстроились. А шишки и местные красоты предлагались в довесок. Так я легкомысленно думала в начале лета, надеясь, что Фигуровка для нас состоится. К концу лета, мои планы на интенсив стали испаряться. Когда выяснилось, что мы не вкладываемся в семейный бюджет, решили на эти деньги месяц заниматься в зале. Ага, не тут-то было... Поехать очень хотелось. А как говорят, охота пуще неволи. В общем, решали долго, сомневались еще дольше и постановили – едем вдвоем, но поделим дни. Будем писать друг другу письма, как в долгой разлуке (мобильник не в счет) и сравним свои впечатления. Что ж... Я свои мысли исправно заносила в маленький блокнотик, провоцируя любопытных, а Леша писал в другом блокноте (побольше). Через неделю мы объединили наши записи и вот результат. И пожалуйста... не судите слишком строго за графоманство, ашипки и “авторскую” пунктуацию. Да! Еще “любые совпадения с реальными событиями просьба считать случайными.” Smile


Половинка дня первого. Тринадцатая.


Утро начиналось беспокойно. Бродя по комнате, я все вспоминала, взяла ли я аптечку, есть ли в аптечке спирт и капли от насморка. В нашу маленькую аптечку могло много еще чего влезть, и я нашпиговывала ее с усердием мясника, делающего колбаски, будто бы собиралась все эти дни болеть, а не танцевать танго. Апогеем подготовки к интенсиву была кривая игла для зашивания рваных ран. Ну не выкладывать же ее вот так - она столько лет лежит в аптечке. Ладно, боевая подруга, оставайся. «Добрых друзей» и нужных вещей оказалось много, и они в один рюкзак не влазили. Пригодилась сумочка. Еще рулончик с ковриком и спальник, выданный заботливым другом. Вроде все, но руки упорно тянулись ко всяким вещам, теребили и пытались запихнуть в туго набитый рюкзак. Надо было выходить - сборы затягивались. Я, наивная, думала, что меня одну уже там все сидят и ждут, поглядывая на часы. Когда мы подъехали - еще никого не было, потом, постепенно все стали сходиться. Приехала Катя – у нее была черная женская сумка и огромный кулек с продуктами, из которого вечно что-то выпадало - то туалетная бумага норовила укатиться, то помидорки украшали остановку. Процесс сборов был бесконечным. Кто-то приходил, кто-то уходил, вспоминая в последнюю минуту, что не купил что-то очень важное. Сходили несколько раз за яблоками, докупили помидоры и перец, семечки, но так никуда и не ехали. Ждали нашу маршрутку. Шутили, смеялись, озадачивали окружающих своей беспокойностью и постоянно названивали девочкам, которые покупали продукты в супермаркете.


Наконец погрузились. Втиснулись, можно сказать, – автобус был заполнен нашими вещами и продуктами. Завершающим аккордом были Сашины сандалики, которые он снял, чтобы пролезть на заднее сидение. Так они и лежали, сверху, на сумках, одинокие и брошенные своим хозяином… Глядя на их участь, я затосковала… А проехав чуть за Харьков, я затосковала еще больше, попросив убрать сандалики, но Саша был так увлечен беседой, что не сразу меня услышал… А сложно было вообще что-то услышать – все были так возбуждены предстоящими событиями, радовались, что наконец-то уезжают из пыльного Харькова, выражали свои мысли очень громко, перемешивая их взрывами хохота. Так, шутками проехали Чугуев и въехали в лес. Подумалось, что так просто дорогу на базу не найдешь. Ничего, сказал внутренний голос, еще есть время, что-нибудь придумаем.


База нас встретила теплым сосновым запахом, мягкой хвоей под ногами и обещанными шишками. Чистенько и уютненько. Даже не хотелось сорить шелухой от семечек, и мы аккуратно складывали мусор в кулечек. Началась выдача домиков. Поделившись на тройки и четверки, заняли домики и стали обживаться. Нам достался домик № 15. Милое картонное сооружение с окном, в котором не хватало одного стекла. Дом был окрашен в жизнерадостный цвет и даже имел замок. На стене кривобоко висела картина нарисованная на листике чуть меньше А3 формата. На картине художник изобразил, как он замечательно отдыхал на этой базе. Там же были нарисованы странные создания, по виду – собаки, по рогам - козы, но об этом - позже…Smile


Выдали постель и одеяла. (Для меня это был сюрприз.) Одеяла и подушки мы тщательно выбили, вытряхивая из них пыль. (Я думаю, что в фотографиях Иры этот эпизод запечатлен). Белье напоминало постель из поездов постсоветских времен, ну разве что не мокрое, но с пятнами. Ничего! Извлекаем из бездонного рюкзака свою постель и спальник - жизнь прекрасна.


Чего еще желать? Природа – замечательная! Спать есть где. Обед обещали к трем. Малина, а не жизнь. Узнав время обеда народ разбрелся, пытаясь развлечься. Кто-то танцевал на летней площадке, кто-то спал в домиках, а кто-то пошел на речку. Я же побрела посмотреть на танцы. Еще я чуть пофотографировала танцующих, потом заскучала и взяв бейсболку Лены стала ходить между рядами, собирая деньги у вымышленных посетителей нашего импровизированного концерта. Народ попался щедрый. Раскланиваясь и благодаря я дошла до верхних лавочек. Рядом стояла будка кинооператора. Я не смогла пройти мимо. Вообще-то старая английская поговорка – от любопытства кошка сдохла, это про меня (если еще кто-то не заметил). Smile Так вот. В этом домике обитали какие-то провода, старый хлам и дырка в стене. В эту дырку я просунула руку и махала, пока меня не заметила Ира и помахала мне в ответ. Домик утратил свою загадочность, и я побрела осматривать территорию дальше.


Раз уж шла речь об обеде, нужно было посмотреть, кто им занимается. Просто глазеть было бы невежливо, пришлось напроситься на помощь. На кухне колдовали двое мужчин: один бородатый, Виталий, напоминал пирата (не хватало попугая и деревяшки вместо ноги), второй, Коля, худенький. Похвалили за самоотверженность и выдали мне овощи на салат. А еще выдали мне нож, чтобы резать этот салат. Как лирическое отступление я вам расскажу про деревянные мечи (боккэны), которыми пользовались некоторые самураи, то ли из-за дороговизны настоящих мечей, то ли из-за «отвержения постылого железа» – в умелых руках это было страшное оружие, способное нанести увечье. Особенной экзотикой считалось таким мечом совершить ритуальное самоубийство. На любителя, как говориться. Так вот, мой нож был тупой, хоть и не деревянный, и помидоры отказывался резать напрочь. Он их давил. С горем пополам надавив помидоры, перец и зелень в огромный тазик, я поняла, что и без меня тут справятся.. Тем более, что помидоры я резала «не такими полосками», а потом еще и стала раздавать советы когда бросать чеснок в еду. Через некоторое время меня поблагодарили и спросили «не хочу ли я проветриться?». Я хотела. Два мужчины между собой всегда договорятся – не буду им мешать.


Кормили нас очень сытно. Порции были огромные, первое, второе, салат и компот. Сначала столики стояли раздельно, но со временем их объединили в один большой стол. В первый вечер все сели четверками, и обед прошел за милой светской беседой. Наелись и побрели по домикам пить чай. Чайники были официально запрещены, но в домике были розетки, и, чтобы закипятить чайник, пришлось искать переходник, а потом моститься, чтобы шнура хватило. Вниз положили томище Бальзака (Лена взяла) и коробочку из-под хлопьев кукурузных. Шнура не хватало. Пригодилась коробочка с печеньем «зоологическое». И вот на этой шаткой конструкции чайник наконец-то закипел. Пили очень вкусный чай, черный и зеленый, с жасмином, которым нас любезно угощала Лена. Спасибо большое! Это был мой первый зеленый чай, который мне понравился.


Потом позвали на практику. Если нас всех пересчитать, я выходила тринадцатой. Как тот чертик из мультика. Меня очень смущало, что я так долго думала ехать или не ехать и в результате людей получилось нечетное количество. И достаточно было одной неаккуратной шутки, чтобы я рефлексировала и еще долго дулась на шутника. (Я его простила после первого (блюда) на обед следующего дня, но он об этом не догадывался. Wink) Занимались мы в столовой, где предварительно переставили столы и освободили много места. Вика взяла в руки клубок с нитками и попросила в двух словах рассказать, чем для каждого является танго. Потихоньку, импровизируя, мы говорили, передавали клубок следующему, и между нами образовалась звезда, состоящая из множества лучиков. Особенно запомнился Дима, который, пытаясь переступить нитки, в них путался и шел дальше, запутывая их еще больше, и говорил как медвежонок в старом анекдоте: «А я, а у меня…» Когда закончили, пошли в обратную сторону, делясь своими ожиданиями. А дальше все заверте…


Хоть я была «некомплект», но все время была задействована. (Спасибо, Вика). Ходили и так, ходили и сяк. И водили и велись. Где-то дурачились, где-то были серьезны. А я, вливаясь в общее движение, сначала валяла дурака и не ожидала, что ко мне подойдет Наташа. В тот момент мне она показалась такой маленькой и беззащитной… Я обняла ее, и мне стало так жалко-жалко ее (ну с чего бы это), что слезы полились водопадом. Стою, рыдаю и глажу ее… Когда отпустило я отошла, надеясь на то, что никто и не заметит моих странностей (и Наташа тоже) Smile. Потихоньку устаканилось и больше меня в крайности не кидало. После было хождение с оранжевыми шариками, которые Денис все пытался припрятать в укромные места - уж очень они (шарики) были жизнерадостные и давали возможность играть в пинг-понг без привлечения грязных носков (были и такие мысли). Переходя от одного задания к другому, я для себя открывала каждый раз что-то новое, на что никогда не обращала внимание. Как реагирует мое тело, что я думаю, что происходит вокруг меня - это очень увлекательно. Вечер занятий подошел к концу. После практики чувствую приятную усталость, но вот на милонгу идти уже как-то не хочется - столько я наобнималась. Smile.


Ужин! Саша, сидя за столом, сообщил, что все ждут последнего едока и никуда не уходят. Пропустив в пол-уха, это высказывание я продолжала мечтательно пережевывать вкусную куриную ляжку. Через время выяснилось, что последним едоком была как раз я, и 4 пары глаз напротив с тоской смотрели, когда же я доем. Я была так увлечена едой, а когда наконец-то заметила эту вселенскую скорбь, попросила «да идите уже», но моей просьбе не вняли и как положено, отсидели до победного конца. Как я запихивалась кашей, думаю, никому не будет интересно. После ужина я выразила свое «фе» Саше, на что он резонно заметил, что так дОлжно поступать в большой и дружной семье. А в большой семье, ну, вы сами знаете… Что ж, приходим вовремя, едим быстро.Smile


После ужина все пошли готовиться к милонге (купаться в душе и наводить красоту). Вода в этот день кому-то досталась холодная и, может, чуть взбодрила после сытного ужина. На милонге нужно было быть бдительным — в некоторых местах пол очень скользкий. Так и танцевали перебежками. Свет горел на кухне, на столе стояли свечи, окна отбрасывали полосатые тени. Очень романтично. В зале кружились пары и казалось, что за темными окошками собрались местные зверушки, замерли и смотрят, ловят каждое движение, чтобы завтра на пеньке потренироваться (белки и зайцы учат хиро, выкладывая в центр шишку).


Милонга удалась и, пожалуй, можно подвести итоги первого дня, а завтра — подъем в 7.30 и зарядка!



День второй. Гуси-гуси, га-га-га...


Вставать не хотелось. Ночью было холодно, но меня спасал спальник и теплое одеяло. Перспектива выползать из берлоги сонной с остатками боевого макияжа не впечатляла, но из-за хливких полуприкрытых створок дверей доносились голоса Светы, Саши и бодрое пение Катерины. Она не только пела, а еще и подпрыгивала. Везет же людям! Надо идти на зарядку. Сначала мы побежали, вернее все бежали, а я еле шла. Ну не люблю я всякие пробежки, но для порядка и тем более для осмотра окрестностей (видали мы ту речку) пришлось “побегать”. Далее следовала замечательная зарядка. Я не уставала и не выдыхалась — все было плавно, аккуратно, без рывков и напряжения. В упражнении где нужно было водить партнера вперед грудью мне достался такой нерасторопный партнер, что иногда мои коленки непроизвольно выдавали ему пинки в мягкие части. (тут конечно, можно было заподозрить мой злостный и коварный характер, но ... клянусь кабасео ... Smile). Когда мы поменялись я ожидала справедливого возмездия. Ответных пинков не последовало, хотя труда пришлось приложить немало – потягайте на себе взрослого, упирающегося мужчину.


На завтрак обещали одной яйцо и чай. Нагло обманули. На столе появились колбаса, сыр, бутерброды, печенья, каши (гречневая и овсянка). Еще были остатки вчерашнего ужина и конечно, яйца! Как же без них. Сережа ласково обняв тарелку смотрел по сторонам, когда уже все усядутся и он сможет начать завтракать. А все за стол как-то не торопились (нужно было обсудить последние новости). Видно было, что человек очень мучается, выбирая между дурацкими правилами приличия и утренним желанием хорошо покушать. В этом неравном бою еда победила. Вздохнув, он придвинул к себе тарелку и сказал: “Кто как, а я хочу кушать.” Я мысленно показала язык Саше.


После завтрака нас ждало “котиковое лежбище”. “Котики” грелись под солнышком и слушали как шумят сосны. Лена пыталась читать книгу, а я вязала. На машинах подъехали Дима с Ирой и Наташа. Приближалось время утренних практик.



На занятиях мы практиковали ведение в парах и я почувствовала когда меня водила Света, Юля и Саша. Это очень необычный опыт. Когда мне положили руку на плечо я была безмерно удивлена, откуда у нас такие нежные и добрые руки... Ласковые, небезразличные... Я знала только одни такие, но они сейчас должны были быть в Харькове. Неужели сюрприз? Неужели все бросил и приехал? Smile Походив пару кружков я терялась в догадках, но понимание пришло как озарение, стоило мне запнуться на каком-то шаге, чуть притормозить и вот! Я уже знаю кто меня ведет – разочарование, что я осталась без сюрприза и радость одновременно – я узнала тебя, хитрец! Шутливо упрекая меня в норовливости и непостоянстве, ты не замечаешь, что сам такой же. Smile


Еще одно задание – надо было прожить жизнь пары. Первыми были Ира и Света. Всегда сложно быть первыми, но девочки справились на все сто. Они были так трогательны – Света добрая и ласковая, а Ира очень беззащитная и нежная. Пары выходили, проживали свою маленькую жизнь, а я все больше паниковала – мне достался Коля. Еще когда рассаживались по коврикам все старались сесть по парам, а Колин коврик был рядом с моим, но у меня не хватило духа подвинуться ближе... более того, я все дальше отползала и думала, как мне повезло и что с этим делать. Я ведь Колю практически не знала. Остались мы вдвоем и Саша с Квиточкой. Ну, решила я, надо что-то делать и встала, боковым зрением замечая, что Коля встает вместе со мной... Что было дальше, помню смутно.Smile Это не была “игра на зрителя” – меня несло, как Остапа. Да, я такая – несносная, капризная, заносчивая, но я и другая ... И поверьте, мне было очень неудобно – в обычной ситуации я стараюсь быть очень вежливой с незнакомыми мне людьми. Но как-то так вышло, что наша история не складывалась. Как Коля старался, (приносил мне все на вымышленном подносе, отсчитывал невидимые деньги), а я была зловредная и крутила носом. Хоть стакан воды принесла, сподобилась, пока Коля изображал сердечный приступ. После этого безобразия вышли Саша и Оля. Начали они славно: Саша, раскорячившись в позе алкоголика, привычным жестом выпил что-то из воображаемой бутылки, Оля секунду подумала и ответила тем же. Их жизнь в паре была весела и непринужденна, проживали они ее, можно сказать, на одном дыхании. Закончили всеобщим обсуждением.


Перед ужином нужно было сходить в душ. Я как обычно, замешкалась, дописывая очередное послание и пришла, когда Юля уже собиралась уходить. Выяснилось, что я одна в пустом душе. Очередным сюрпризом оказалось отсутствие защелки на входной двери. Заходите, люди добрые! Хоть вода горячая есть – подумала я, развешивая вещи на крючки и косясь на закрытые двери. Сразу в голову полезли сюжеты из дурацких фильмов ужасов. Лес, маньяки и окровавленные ножи. В какой кабинке прятаться? В этой, или в этой? Как-то не придумывалось чем отбиваться от маньяка – одеждой или куцым веником, одиноко стоящим возле стенки. Маньяк все не шел и это радовало. Я покупалась и собралась уже уходить, как вспомнила “настоятельную” просьбу оставлять после себя в душе чистоту. Тут-то и пригодился веник. Но только я подметала в одном месте, в другом появлялись мои следы. Но не на таких напали! С удвоенным рвением я стала подметать, размазывая остатки грязи и поливая все водой. Уже хотелось кушать, а я все боролась с лужами и грязными следами. Я разрывалась между своим перфекционизмом и чувством голода. Еда победила — Сережа, как я тебя понимаю! Smile


Ужин задерживался-все-таки день был очень насыщенный и все немножко устали. Но после ужина все же нашли в себе силы и собрались на милонгу. Когда я пришла в столовую – грохотала музыка “дискотеки 80”. Лихо отплясывая под знакомые ритмы, девочки и ребята не казались уставшими. Хотя, все это действо напоминало восьмимартовский корпоратив в каком-то учреждении, народ был трезв как стеклышко. Веселились, пели и крутили попами под “Коко джамбо”. Даже был собственный ди-джей. Да-да-да. Арм-реслинг, водное поло и танец диско – не мои коньки, поэтому я ждала милонгу и пила свой чай.


Вот уже переставили танго, а меня все не звали танцевать. Я заскучала. Потихоньку подобралась к окну, от которого падала тень на колонну и устроила театр теней. Сначала появилась одна гусиная голова, потом вторая, они подпевали и качали своими головами в такт. Затем присоединилась третья голова (видимо, я не одна скучала) и четвертая, головы немножко перессорились, потом нашли общий язык и стали подпевать хором. Пока гуси пели, мы хихикали и шикали друг на друга – это же милонга, а на милонге нужно вести себя порядочно. После гусей приходили корявые белки (а как делать белку-то?) и прилетали орлы. Постепенно, со временем забава сошла на нет. За тот вечер меня пригласили один раз, но танцевалось с удовольствием. Милонга удалась и мы еще долго не хотели расходиться.


День третий. “Праздник, который всегда с тобой”


На зарядку поднимались с трудом. Если вчера Юля мерзла, то на эту ночь ей выдали два теплых одеяла и когда все потихоньку собирались на зарядку, она сладко сопела, закутавшись, как котенок. Я же к третьему дню совсем освоилась – как в обычной жизни, нужно умыться, желательно не встречая никого по дороге, забежать в домик неизвестного архитектора, помахать рукой местным собакам и собираться на зарядку. Когда наконец-то все стояли на полянке – не хватало Юли и строгая Света пригрозила штрафными санкциями. Жалко, что зарядка была обязательна – я бы с удовольствием еще поспала, даже если пришлось мыть полы в зале.


Все заново. Пробежка. Зарядка. Купание для желающих. Картинка живописная – рыбак на том берегу, ловит рыбу и путается в снастях, веселые коровки куда-то бредут, помахивая хвостами. Мы делаем очень эротичные упражнения, предварительно отправив мальчиков подтягиваться на турнике. Дальше все по расписанию: сытный завтрак и занятия, на этот раз по танго: женские украшения, хиро. Сделав хиро много раз я попыталась сделать его “обдуманно” и поняла, что могу сделать только 3 шага – дальше я терялась и казалась себе гусеницей, которую спросили, как она вообще ходит. После занятий я собирала рюкзак и разносила вещи по домикам. Постелила Леше кровать и поставила сумки, которые хотела ему оставить.


Помните, я писала о картине, которая висела у нас на стене? Так вот, художник не зря изображал коз (это были козы, а не собаки). Эти милые зверюшки, потеряли всякую надежду застать кого-либо на базе, а тут такая удача. Козы бекали, преданно заглядывали в глаза и ждали когда их будут угощать. В ход пошло печенье и яблочки, звери трескали, кланялись и для Кати немножко подрессировались. Как-то подумалось, что они были аборигенами, подкармливались на этой базе и знали кое-какие козьи фокусы. Козы покрутились, поняли, что тут кормить больше не будут, цыганской толпой, щедро посыпая сосновую хвою горошком, последовали к кухне.


Потом был обед. Саша уже плотно обосновался на кухне и руководил процессом – еда получалась очень вкусная и просто невозможно было отказаться от чего либо. С тоской вспоминались свои брюки, в которые придется втискиваться.


После обеда начались контактные практики. Упражнения, одно интереснее другого, не давали расслабиться ни на секунду. Ведомые ходили куда хотели и как хотели. Оставалось только подстроиться под них и вовремя останавливать перед стенкой. Кого-то даже пару раз уронили. Нечаянно. Так же выяснилось, что и с обонянием у ведомых все в порядке и тайны не получилось – узнавали по парфюмам. Так же решили (удивив Вику), что если двоим комфортно и весело, то ничего страшного если ведомого при этом тащат на животе по всему залу. Уже на обсуждении я для себя выяснила одну вещь, оказывается, что я поступаю по принципу: “давай найдем компромисс и сделаем все по-моему”. Ну что ж... все может быть Smile.



Для меня праздник подходил к концу. Трудно было прощаться и уезжать “на самом интересном месте”. Но нужно ехать – я попросила Наташу довезти меня до Харькова. Спасибо большое, Наташа, ты меня очень выручила.



Села в метро на Спортивной. Достала плеер и отгородилась от всех – воздух в городе был пыльный, люди казались унылыми и озабоченными. Очень хотелось назад, в лес, к танго, шишкам и белкам, и к сытному ужину. А дома ждала стирка, готовка и задачи по геометрии. Добравшись до Полей, увидела Алексея, идущего мне навстречу. Встретились, как два резидента. Я с рюкзаком, он с сумкой. Обнялись. А дальше – совсем другая история... Лешина.Smile


Inari
Фотографии  ophiucus